В кассационной жалобе осужденный указал, что материалы уголовного производства не содержат доказательств в подтверждение того, что он применил или угрожал применить к потерпевшей насилие, опасное для жизни и здоровья, поэтому его действия нужно переквалифицировать с ч. 2 ст. 187 (разбой) на ч. 2 ст. 186 (грабеж) УК Украины.

Коллегия судей КУС ВС не согласилась с этими доводами заявителя, указав следующее.

Соответствующее постановление по делу № 706/882/19 ВС принял 24 мая 2021. 

С объективной стороны разбой совершается в форме нападения с целью завладения чужим имуществом, соединенного, в частности, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья лица, подвергшегося нападению.

При этом форма высказывания угрозы не ограничивается конкретными словами о возможном применении насилия, она имеет место и тогда, когда виновное лицо, в частности, своими жестами, демонстрацией оружия или других предметов, которые потерпевший объективно может расценить как такие, что при их применении его здоровью или жизни грозит опасность, желает, чтобы у пострадавшего сложилось впечатление, что если он будет противодействовать нападающему или не выполнит его требований, то эта угроза будет реализована.

Потерпевшая во время допроса в суде первой инстанции и при проведении с ее участием следственного эксперимента четко и последовательно указывала, что видела в руке мужчины нож, когда тот находился в магазине и похищал деньги, и она держала его за эту руку, чтобы он ее не ударил.

Местный суд на основании исследованных им доказательств установил, что человек, имея при себе нож, выжидая удобный момент, когда в магазине не будет людей, закрыл за собой дверь, зашел в помещение магазина, где находилась продавец, и, держа в руках нож, таким образом демонстрируя его потерпевшей, что последняя объективно восприняла как реальную угрозу, похитил деньги, принадлежащие владелице магазина.

Факт отсутствия вербального выражения со стороны осужденного - угроз к потерпевшей и неприменения к ней насилия, опасного для жизни и здоровья, не исключает в его действиях состава инкриминируемого ему преступления.