Формальные нарушения требований при получении гражданства страны не могут быть сами по себе основанием для лишения лица юридической связи с государством. Органы власти должны учитывать все факторы, в частности, поведение человека после получения гражданства.

Европейский суд по правам человека принял решение по делу "Усманов против России" (заявление № 43936/18), сообщает информационный ресурс "ECHR. Ukrainian Aspect".

Гражданин Таджикистана Бахтияр Усманов в 2007 году переехал в Россию вместе с женой и двумя детьми. Впоследствии у них родилось еще двое детей.

В 2008 году он получил гражданство РФ. Однако через десять лет его лишили гражданства на том основании, что в своем первичном заявлении он не указал некоторую информацию (имена своих братьев и сестер).

Федеральная служба безопасности запретила ему въезд в Россию на 35 лет, поскольку он представлял угрозу для национальной безопасности. Мужчине дали время, чтобы покинуть территорию страны, и, поскольку он этого не сделал, его поместили в изолятор временного содержания иностранцев. А суд принял решение о принудительной высылке Усманова из России.

Попытки обжаловать эти решения были безуспешными.

Высылка из страны не произошла только из-за того, что Усманов обратился в ЕСПЧ, который применил временные меры в соответствии с Правилом 39 Регламента Суда.

Заявитель ссылался на статью 8 (право на уважение к частной и семейной жизни)Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод и утверждал, что при принятии решения о лишении его гражданства и высылке органы власти не учли должным образом его семейную ситуацию и не объяснили, почему он представлял угрозу для национальной безопасности.

Суд в Страсбурге прежде всего установил, что лишение заявителя гражданства нарушало его права в соответствии со статьей 8 Конвенции. Он был лишен правого статуса в России и остался без какого-либо действительного документа, удостоверяющего личность.

Было учтено, что в России люди должны были удостоверять свою личность непривычно часто в своей повседневной жизни, начиная с приобретения билета на поезд и заканчивая более важными нуждами, такими как трудоустройство или получение медицинской помощи.

Представитель Правительства аргументировал позицию государства тем, что после установления факта неполной подачи Усмановым информации в заявлении, у органов власти не было другого выбора, кроме отмены решения о предоставлении ему гражданства независимо от времени, которое прошло, прочности его связей с Россией, его семейной ситуации или других важных факторов.

Но ЕСПЧ оценил такой подход как излишне формалистический. Этому способствовала действующая на то время законодательная база и привела к неспособности предоставить заявителю соответствующую защиту от произвольного вмешательства. А лишение заявителя гражданства за такую ошибку без установления баланса было крайне непропорциональным. Поэтому Суд пришел к заключению, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции.

Также соответствующий баланс между разными интересами не был соблюден в производствах относительно запрета въезда в Россию и административной высылки. В этих двух производствах не было убедительно установлено, что угроза, которую, как утверждалось, представлял заявитель для национальной безопасности, перевешивала тот факт, что он проживал в России в течение длительного времени вместе с гражданкой России, с которой у него было четверо детей, двое из которых родились в России. Это было особо уместно ввиду того, что во время нахождения в России заявитель не совершил никаких правонарушений. Соответственно, имело место еще одно нарушение статьи 8 Конвенции.

С учетом вышеупомянутых выводов ЕСПЛ постановил, что Россия должна выплатить г-ну Усманову 10 тыс. евро возмещения морального вреда.